Натали Тумко

 

РОДИТЕЛЬСКОЕ ОЗЕРО

            Мишка чувствовал, что это скоро произойдет, но родители все отшучивались, откладывали разговор, и, когда время пришло – мальчишка оказался совсем не подготовлен.

- Сегодня, - сказал отец за завтраком.

            Мишка подавился хлебом, закашлял… потом посмотрел на маму. Мама спрятала взгляд.

- Да… Да, - только и смогла произнести она. – Сегодня. После обеда…

- Давно вы решили? – спросил он.

- Давно, - сказал отец. – Не хотели тебя расстраивать раньше времени. Хотя ты должен понимать, что нет никаких оснований для печали.

- Конечно, - быстро сказал он. – Никакой печали.

- Я наготовила еды впрок, - виновато произнесла мама. – А там право наследования наступит, все указания мы оставили. Так что – не пропадешь…

- Да… конечно. Право наследования. Конечно…

            Родители присели рядом, объясняли, что так принято, что с природой не поспоришь, и что когда-нибудь все уладится… Мишка кивал, глядя в пол. Ему было впору заплакать, а родители едва сдерживали радость. Впрочем, и не сдерживали. Они радовались. Мишка понял, почему давно чувствовал приближение этого расставания: слишком уж много тайных улыбок, никаких новых вещей, и эти визиты по старым знакомым, о которых не вспоминали лет десять…

            К озеру приехали еще до полудня. Родители совершенно не волновались, не в пример их сыну, они уже почти не отрывали взгляда друг от друга, как два малолетних заговорщика, или же как молодожены в канун медового месяца.

            Мишка вдруг вспомнил, как на прошлой неделе зашла соседка, словно бы между прочим спросила, сколько родителям лет: «Ты же у них поздний? Старший братик-то уже давно женат, свои детки есть, а?» И соседка догадывалась. Соседки всегда о чем-то догадываются.

            Родители уже почти не глядели на сына. Его редкие фразы оставались без внимания, пристальные взгляды не замечались… Ни мама ни папа уже и не пытались изображать сочувствие или утешать – они были заняты только собой, друг другом. Отец указал на риф в глубине озера, мама что-то уточнила вполголоса, и теперь стало совершенно очевидно, что все у них сговорено заранее, и что на озеро они приезжали не раз – все им знакомо, все давно обсуждено.

- Будем прощаться? – спросил Мишка. И вдруг отчетливо осознал, что не скажи он это сейчас, и родители бы совершенно забыли о нем и ушли бы не простившись.

- Да… надо бы, - сказала мама, подходя ближе и обнимая сына.

- Ну, давай тут, - произнес отец, похлопывая его по плечу, и Мише показалось, что отец уже не вполне узнает его, или почти не помнит.

            Что толку откладывать их уход, все равно не удержать.

- Пока, - сказал он родителям, неловко отходя в сторону.

            Они взялись за руки, медленно вошли в воду, улыбаясь, потом вдруг расхохотались оба, как малые дети и бросились наперегонки в глубину озера…

            В прозрачной воде было видно, как они подплывают к подводному рифу, вгрызаются зубами в скалу – рядышком, совсем близко друг к другу… Мишке даже показалось, что он видит, как изо рта у них вытягиваются корни, но это, он знал, произойдет не раньше, чем через неделю…

            Мишка вернулся домой, сел на диван и невидящим взглядом уставился в пол. Так он просидел какое-то время не шевелясь, но потом преодолел себя и подошел к телефону. Набрал номер.

- Да? – раздался в трубке голос старшего брата.

- Родители… они в озере.

- Что? Уже? – спросил брат. Мишка кивнул, не осознавая, что кивок в трубку не видно и сглатывая комок в горле.

- Да… - ответил он. - Сегодня. Днем.

- Ясно. Приходи. Не переживай, пробьемся. Ты парень взрослый, должен понимать.

- Я понимаю, - заверил Мишка, хотя легче от этого понимая почему-то не было. – Я сегодня не приду. Завтра, ладно?

- Может, нам к тебе подъехать? Ты как?

- Все в порядке. Я просто… я… первый раз вижу. Увидел.

- Понятно… Ну, тогда до завтра. Сразу звони, если что.

            Он положил трубку и вдруг понял, что в комнате темно и пусто.

            Каждую неделю, по выходным, Мишка на велосипеде приезжал к озеру и подолгу сидел на берегу. Он вглядывался в воду и видел, как с родителями происходили изменения: их ноги и руки приобрели зеленоватый оттенок, постепенно превращаясь в вытянутые ветви водорослей, волосы сильно отросли, тела стали гибкими и податливыми подводному течению… Они колыхались в воде, а рядом плавали мелкие рыбешки и крохотные цветные медузы.

            В родительский день, согласно традиции, Мишка, вместе с другими посетителями, бросал в воду горсть сушеных дафний и мелких моллюсков. Он уже слабо различал силуэты родителей в этом пышном зеленом ковре, но знал, что они оставили рядом с собой место и для него. Жаль только, что теперь его не найти.

                                                                                                                      2007-04-20